Волжские зори
  • Рус Тат
  • Я родом не из детства – из войны

    - Когда началась война, отца сразу же забрали на фронт, мать осталась с четырьмя детьми: младшему - Юрочке было всего 25 дней, Саше - пять лет, Фае - пятнадцать, а мне шёл одиннадцатый год. Вскоре в нашу семью пришла страшная весть: на отца пришла похоронка. Мама всю войну работала разнорабочей...

    - Когда началась война, отца сразу же забрали на фронт, мать осталась с четырьмя детьми: младшему - Юрочке было всего 25 дней, Саше - пять лет, Фае - пятнадцать, а мне шёл одиннадцатый год. Вскоре в нашу семью пришла страшная весть: на отца пришла похоронка. Мама всю войну работала разнорабочей - в подвале, поле, на огороде, на току сортировала зерно. Мы, дети, как могли, помогали ей. Фая училась, и Саша потом в школу пошёл, а мне не пришлось: мама работала, а я водилась с Юрочкой, поэтому и осталась неграмотной. В последствии Юра выучился и стал электриком.

    Кем только и где не приходилось мне работать, вспоминать страшно, не дай бог испытать никому того, что нам довелось! Пять лет работала на лошадях: возили свиней в Вязовые или в Казань (по графику). 25 подвод шли из Осинников. В 8 часов грузились, выезжали, ехали день и ночь. Разгружали свиней, и на обратном пути заезжали в Печищи, грузили отруби.

    Таисия Фильчёнкова, Анна Каряжникова, Екатерина Гущина и я с ними одна девчонка - работали на транспорте. С Нюрой Колыгиной пасли совхозный скот около пасеки. Нам привозили чай, еду, и сами мы варили. Пчеловод (майданский) был хороший человек, угощал нас мёдом. Работала плугарём, на культивировании с Архиповым, сеяльщицей.

    На комбайне тоже работала: выгружала из бункера зерно. На току лопатила, сортировала зерно. Приходилось пилить деловой лес в Муратове, Лесучастке, Красной Глинке - будучи ещё девчонкой работала наравне с бабами и мужиками.

    Реклама

    В Муратове в одном доме нас было пятнадцать человек вместе с бригадиром. Тесно, обсушиться даже было негде. Ели гнилую картошку - её собирали на поле, сушили на полатях, делали лепёшки, брали их с собой в рейсы. Корни лопухов чистили и ели, борщовник, щавель, свергубку - в этом было наше спасение. Жили честно. В большом бараке народу много. У кого корова была, у нас - коза, а у кого и никого. Молоко, бывало, в банке стоит в коридоре на полке или кишки бараньи кто повесит после забоя - никто не тронет. На улицу я не ходила - было некогда. Возвращаемся в половине двенадцатого с работы, около барака слышны голоса, музыка. У Клавы Малаховой была балалайка, у Кости Непряхина - гармошка, вот молодёжь собиралась вечером. А мне бы скорей до постели добраться. Всего досталось!

    Когда война кончилась, радовались все, «Ура!» кричали - было большое счастье. А сейчас всё есть, было бы здоровье подольше, я ещё своим детям нужна.

    Гульфяна Хайрутдиновна - заботливая мать и бабушка, маленькая, хрупкая женщина. Несмотря на то, что у неё плохое зрение, она вяжет носки и делает всю работу по дому. В её огороде растут все необходимые для семьи овощи, а в саду - необыкновенной красоты цветы. За всем этим она успевает ухаживать. Поделилась со мной радостью - недавно у внука родилась дочка, - показывает фотографию. Гульфяна Хайрутдиновна - мать шестерых детей, у неё 10 внуков и 8 правнуков. В семье Мухаметшиных инвалиды детства 2-й группы её дочь - Муршида Фагимовна (1958 г.р.) и внучка - Гульнара (1977г.р.). Гульнаре недавно сделали сложную операцию, Муршида совсем не видит и не может обходиться без посторонней помощи. Ухаживает за ними эта приветливая и хлопотливая женщина, которую не сломили тяжёлые испытания в военные и послевоенные годы (она рано схоронила сына и мужа).

    Желаю здоровья гостеприимной хозяйке и её близким, ведь она так нужна им!

    Воспоминания со слов Гульфяны Мухаметшиной записала Любовь Каракова,

    пос. Осинники.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: