Волжские зори
  • Рус Тат
  • Я так ждала тебя, мама

    Об этой семье я впервые узнала весной. Моей попутчице в автобусе стала симпатичная девушка, да к тому же разговорчивая. Она мило улыбалась и рассказывала про свою семью. Говорила с такой неподдельной любовью, что я не сразу поняла, что речь идет о приемных братьях и сестрах. - Моя мама удивила всех...

    Реклама

    Об этой семье я впервые узнала весной. Моей попутчице в автобусе стала симпатичная девушка, да к тому же разговорчивая. Она мило улыбалась и рассказывала про свою семью. Говорила с такой неподдельной любовью, что я не сразу поняла, что речь идет о приемных братьях и сестрах. - Моя мама удивила всех родственников, когда через 14 лет после третьего ребенка родила еще одну дочку. Но когда они с папой взяли в семью троих приемных детей, они просто шокировали родных. А дети такие интересные. Они их забрали на день рождения Азалии -14 февраля, в День всех влюбленных. Наверное потому, что хотели подарить им свою любовь. С того времени прошло более полугода. Об этой семье я не раз беседовала с инспектором отдела опеки Дамирой Идрисовой. И вот, наконец, побывала в Больших Салтыках. Сразу поразил порядок перед домом, во дворе, в доме. Ни одной брошенной вещи, ни разбросанной обуви у порога. И это притом, что сейчас в семье растут шесть малолетних детей от 1,5 до 8 лет. Но обо всем по порядку. Резеда Султановна родом из Зеленодольского района, окончила Казанский педагогический институт. Как-то летом приехала к своей подруге в гости в Большие Салтыки и нашла здесь свою судьбу. В 1990 году она приехала в село уже в качестве жены Маннафа Сабирзянова. Сразу в школу устроится не получилось. Так что начинала она экономистом в колхозе. Один за другим родились трое детей - два сына и дочь. Незаметно дети выросли, старшие учатся в Казани, младший заканчивает школу. И Резеда с Маннафом решились на четвертого ребенка, чем удивили своих многочисленных родственников. - Младшую дочку Разину мне все время было жалко, - говорит Резеда. - В доме тихо, на улице она одна, детей ее возраста в селе очень мало. Ей даже играть не с кем. Как-то у нас с мужем был разговор, о том, чтобы взять детей на воспитание. Глядя на свою младшую дочку, я вновь задумалась об этом. Сказала мужу о своих сомнениях. Он промолчал, а на утро стал собираться в район, чтобы узнать какие документы нужно собрать для усыновления. И мы поехали. Наверное, Аллах услышал наши слова. Но все, что происходило потом, нас удивляло. Мы ведь даже не знали к кому с этим вопросом обратиться. Когда дошли до отдела опеки, Дамира Рахимзяновна нам рассказала обо всех возможных вариантах и предложила пройти обучение на специальных курсах. И как будто для нас в это время начались занятия в новой группе. Именно там я узнала о существовании единой базы данных на детей, которых можно взять в семью. Там не только данные ребенка, но и отзывы о нем воспитателей, нянечек, медиков. После курсов мы начали искать детей. Каждый день вечером я через Интернет искала детей. Конечно, мы хотели взять одного, ну, в крайнем случае, двух деток - ровесников нашей младшей дочки. Вроде бы много детей в приютах и детских домах, а посылаешь заявку, и оказывается, для этого ребенка уже нашлись родители. Однажды нам предложили взять шестерых детей из одной семьи. Мы с мужем засомневались в своих силах. Потом нашли двоих детей, но один ребенок оказался инвалидом. Я не рискнула, подумала, лучше шесть здоровых, чем один инвалид. И вот в Доме малютки мы нашли двух маленьких деток. Загорелись - возьмем их к себе. И уже свыклись с этой мыслью, но оказалось, что в этой семье есть еще трое старших детей. Сомневались очень. Решили посоветоваться со своими детьми. А те сказали: «Мы не против, но вам будет очень тяжело». Что такое «тяжело» мы тогда и не понимали. Старших детей Булата, Ильната и Азалию мы забрали из приюта 14 февраля. Дома ждали и готовились к встрече наши старшие дети. Гульнур испекла торт, наготовила салатов. Когда дети зашли в дом они как-то сразу обвыклись в нем и начали носиться по комнатам. Для нас такой шум был не привычен. Да и сомнения терзали душу. И вдруг крик, плач - Азалия упала с лестницы и сломала руку. Можете представить наше состояние. От мысли, что мы взяли детей и в первый же день не смогли за ними уследить, становилось плохо. Но мир не без добрых людей. Главврач ЦРБ Ильяс Минвалеев тут же прислал скорую помощь, Халим Хайруллин наложил гипс и нас с Азалией отправили в ДРКБ. Пять дней мы пролежали в больнице, а муж в это время управлялся с двумя приемными и двумя своими детьми. Резеда даже слез не может скрыть, когда рассказывает об этом. - Я думаю, нам Аллах с первого дня дал понять - легко не будет. Я, уже оказавшись в больнице, позвонила своей сестре, рассказала о нашем решении и о том, что произошло. Ведь все это мы держали в строжайшей тайне от родственников. О том, что мы берем приемных детей, знали только наши дети. Муж сказал: «Не говори никому, начнут отговаривать, и мы согласимся с ними, а значит, не сделаем того, чего хотели». Сестра была шокирована этой новостью. В больницу, конечно, приехала. Слушала меня и плакала, и жалела, и ругала. Не все наши родные приняли наше решение. А на повестке дня стоял второй вопрос - когда забирать из Дома малютки Наргизу и Азамата. Этим летом старший сын Марсель решил жениться. Свадьбу запланировали на июнь. А после свадьбы в нашем доме детей стало на две души больше. Все дети разные. Булату 8 лет. Когда я его увидела, он мне напомнил моего старшего сына. Ильнату 6 лет. Ему нравится учиться. Он очень просил нас не отдавать его в детский сад. И мы обоих мальчиков отдали в первый класс. Булат почему-то в прошлом году не ходил в школу. Азалии 5 лет, она очень ласковая девочка, первое время очень плохо говорила. Сейчас стала более общительная и говорит намного лучше. Дети сразу стали нас называть мама и папа. Позже я им объяснила, что мы живем в татарской деревне и здесь принято называть родителей ати и ани. Азалия очень быстро перешла на татарское обращение и братьев стала заставлять говорить правильно. Наргизе два года семь месяцев. Она очень гиперактивный ребенок, играть игрушками не умеет. Для нее и Азамата авторитет Маннаф. Сразу признали его как отца и слушаются беспрекословно. Даже уложить спать их может только он. Азамату сейчас 1,5 года. - Вам больше приходиться быть с детьми, вы и привыкаете к ним быстрее. А как Маннаф ладит с ними? - Он у нас шутник, даже когда дети учат уроки, он обязательно подшутит над их ошибками. Ребята посмеются и обязательно исправятся. А так он больше молчит, ну и строгость в воспитании нужна. Их ведь шестеро теперь в доме. Без строгости с ними не управиться. - А в саду, по хозяйству дети помогают? - Старшие мальчики помогали летом в саду. Сад у нас большой, красивый, в нем много цветов. Поливали, пололи грядки. Они молодцы, помогают с удовольствием. Первое время Булат спрашивал: «А младших вы тоже сюда привезете?». Я говорю: «Обязательно!». А он спрашивает: «И маму привезете?». На что Азалия ему ответила: «Ты что? Вот же наши мама и папа!». На этом разговор и закончился. Мы первое время боялись, что дети будут проситься назад в приют. Но они ни разу о нем не вспомнили. Недавно я две недели лежала в больнице. Переживала, как там Маннаф один с такой оравой малышни. Приехала и услышала: «Я так ждала тебя, мама». На такой серьезный шаг, который сделала чета Сабирзяновых, решаются не многие. Для такого поступка нужно иметь огромное сердце и безграничную душу. Любить чужих детей - великий труд.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: