Волжские зори
  • Рус Тат
  • Павел Лоханов рассказал об опыте работы главой района и разлуке с семьей

    Об этом он поделился в интервью гендиректору АО «Татмедиа» Андрею Кузьмину.

    Павел Николаевич, Президент Татарстана пошутил, когда вас представлял: «Мы вернули Лоханова из ссылки». Помните? Вы как воспринимали работу главой в Камском Устье – как ссылку или как вызов?

    – Ни в коем случае. Среди друзей в шуточной форме меня частенько подкалывали на эту тему, но знаете, что из себя представляет Камское Устье? Это замечательный туристический рай, жемчужина Татарстана, как ее назвал первый Президент РФ Борис Ельцин. Район действительно непростой, сельскохозяйственный. Там есть системные проблемы, которые относятся ко всей российской глубинке, и не только к Татарстану. Но при этом там есть значительный туристический потенциал.

    Считаю, что моим главным достижением за эти четыре года стало то, что Камское Устье стало узнаваемым, стало брендом. За это время Камское Устье по оценкам независимого туристического портала TVIL вошло в пятерку малых городов России по бронированию отдыха на летнее время. Мы построили там комплекс «Камский трофей», я привлек инвестора. Закамский Андрей Анатольевич, наш казанский строитель, вложил серьезные средства. Комплекс «Камский трофей» продолжает развиваться и пользуется определенной популярностью.

    Потом в Теньках у нас появилась новая база. Бюджет района получил серьезные деньги, которые тоже были потрачены на развитие Теньковского сельского поселения. В Красновидово у нас ежегодно проходил «Яблочный спас». Это мероприятие уже вошло в план республиканских мероприятий. Более того, «Яблочный спас» стал лучшим событием по популяризации в сельском туризме страны. Сначала мы выиграли конкурс в ПФО, потом отправились на Россию и победили. Мы были номинированы нашим Госкомитетом РТ по туризму на лучшую муниципальную политику по развитию туризма. Это все случилось в прошедшем 2018 году.

    А по сельскому хозяйству вы не были в лидерах – почему? Удалось вникнуть за три года, которые вы там проработали?

    – Четыре года одну неделю и три дня. Камское Устье традиционно было не в лидерах сельскохозяйственного производства. Ради справедливости стоит признать, что в Камском Устье, и это подтверждено учеными, министерством сельского хозяйства, низкий бонитет почвы. Это стобалльная шкала, по которой оценивается качество почвы. Недра Камско-Устьинского района богаты доломитом и гипсом, там находится старейшая в Европе гипсовая шахта. В районе хорошо растут яблони, груши, сливы, вишни. Садов там много и многие люди живут тем, что продают эту продукцию. Естественно, за четыре года совершить какой-то коренной перелом не получилось, чуда не было.

    Но за четыре года, могу с чувством глубокого удовлетворения сказать, там количество фермеров выросло с 14 до 35. При поддержке Президента РТ Рустама Нургалиевича, бывшего министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Марата Ахметова у нас была создана фермерская площадка, на которой 10 фермеров из деревни Малое Мереткозино, близ Камского Устья, разработали бизнес-план. Президент выдал заем на 27 лет через «Татагролизинг». Сейчас у них поголовье приближается к 400, живут с новыми надеждами и преисполнены оптимизма. По государственной программе построили новый клуб.

    Что самым трудным было для вас во время работы главой района: люди, кадры, молодежь?

    Реклама

    – Менталитет. Все-таки, несмотря на то, что все детство провел в Шеланге, понял, что я – городской человек. Там некоторые подходы к управлению не работают. В районе требуется жесткая вертикаль управления, требуется кнут и пряник, постоянный контроль исполнения всех поручений. Отвернулся – тут же про поручение забыли.

    Вместе с тем там живут замечательные, талантливые люди. У нас сформировался очень хороший костяк в администрации района. И сейчас, когда я регулярно появляюсь на каких-то субботних мероприятиях, проводимых администрацией, мы с коллегами очень тепло общаемся, у нас сохранились теплые дружеские отношения.

    Камское Устье по-прежнему в моем сердце. Это место, где я построил свой первый дом. Были два-три случая, когда мы готовы были выходить на сделку, но что-то срывалось и в этом чувствовалось какое-то божественное проведение. И получилось так, что появилось предложение. Я пришел домой и говорю супруге: «Мне предложили попробовать себя в роли главы района». Жена заплакала. Я говорю: «Не хочешь?». А она отвечает, что плачет от счастья.

    Когда в пятницу меня представили на сессии, супруга на тот момент была беременна четвертым ребенком. В следующий четверг она сделала контрольное УЗИ, погрузила всех детей в машину, все пожитки, беременная за рулем с тремя детьми ехала в Камское Устье. Была жуткая пурга, а до Камского Устья 115 км. Она едет и едет, а пурга не заканчивается. Она думает: «Боже мой, куда же я еду». Когда я ей сообщил, что меня возвращают в Казань, она плакала две ночи, и ее слезы были абсолютно искренние, настолько мы прониклись этой размеренной спокойной жизнью в Камском Устье.

    Вся социальная инфраструктура там полностью выстроена. Там у нас есть бассейн, где мои дети занимаются плаванием, мы ходим к репетитору по английскому языку, дети занимаются музыкой в музыкальной школе. Моя семья по-прежнему находится в Камском Устье. Потому что здесь мы пока еще все бытовые условия до конца не выстроили, учитывая, что мы из Казани уезжали впятером, а возвращаемся всемером. Тут есть некоторые нюансы.

    У вас двое детей родились в Камском Устье? 

    – Да. Четвертый ребенок – Таисия, родилась в роддоме Камского Устья. К сожалению, в рамках модернизации этот роддом был закрыт, и нас отнесли к Буинской зоне. Поэтому пятый ребенок родился уже в перинатальном центре Казани. Все выходные я провожу в Камском Устье и среди недели по возможности стараюсь ездить, чтобы детей лишний раз обнять, поговорить и побыть рядом. Такую разлуку с семьей воспринимаю очень тяжело.

    Подробнее: https://sntat.ru/obshchestvo/dyma-bez-ognya-ne-byvaet-pavel-lokhanov-o-pampersnom-skandale-mnogochi/

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: