Волжские зори
  • Рус Тат
  • Он остался верен своей Родине

    Когда я услышала фамилию, в мозгу моментально сложилась аналогия - человек находится в ссылке. Соловцов Николай Иванович - последний житель деревни Ново-Сергиево. Когда мы подъехали к его дому, нас встретила собака, не лаяла, даже ласкалась. Узнала нашу спутницу - Анну Васильевну Гончарову. Она иногда навещает Николая Ивановича, привозит ему хлеба,...

    Когда я услышала фамилию, в мозгу моментально сложилась аналогия - человек находится в ссылке. Соловцов Николай Иванович - последний житель деревни Ново-Сергиево. Когда мы подъехали к его дому, нас встретила собака, не лаяла, даже ласкалась. Узнала нашу спутницу - Анну Васильевну Гончарову. Она иногда навещает Николая Ивановича, привозит ему хлеба, одежду. «Он ведь пожар пережил, у него не осталось ничего, вот кто чем может, помогает», - говорит Анна Васильевна. На взгорке стоял новый бревенчатый дом, ниже на поляне подобие летней кухни, рядом с домом обелиск павшим в годы войны землякам - жителям деревни Ново-Сергиево, более 130 имен. Больше других фамилия Соловцовых. Чуть дальше часовня, в которой помолиться могут верующие разных религий - христианской, мусульманской, иудейской. Хозяин подошел к дому с двумя ведрами яблок, собранными в заброшенных садах. Сопровождали его две козы. -Вот только буддистский угол у меня пустой, нет у меня никаких буддийских реликвий, - сетует Николай Иванович. - А построили мы часовню с сыном, зятем и внуком. Вот тут все написано - когда и кто строил. - А как давно вы здесь живете? - Родился я в этой деревне в 1940 году, 8 сентября. -Так у вас день рождения позавчера был? - Позавчера было 8 число? А я и не знал. Здесь школу закончил, начал работать в колхозе, потом в армию ушел. Когда в 1963 году я вернулся со службы, увидел, что деревня распадается, многие перебрались в другие села и деревни, кто в Теньки переехал, кто - в Варварино, Красновидово, Шапкино. В общем, таяла деревня на глазах. Подумал я и остался в Казани. Устроился на 16 завод, жил в общежитии, потом квартирку получил, там и семью создал. Но домой меня всегда тянуло. Мама моя держалась до последнего, но и она продала дом . В 1973 году я приехал в деревню, зашел в бывший свой дом, увидел в каком он запущенном состоянии. Встал у косяка в воротах и заплакал, тогда и решил выкупить свой дом. -То есть, вы с семидесятых здесь живете в летнее время? - Когда я выкупил дом, я начал его восстанавливать, попутно собирал оставшиеся предметы деревенского быта. А приезжал я сюда только в отпуск. Вот когда вышел на пенсию в 2000 году, тогда уж я стал здесь жить по полгода - пока тепло. - А когда у вас был пожар? - В 2010 году мой старый дом сожгли. Это для меня огромная потеря. Мне мой дом дорог был как память. Он ведь за эти годы стал настоящим музеем, сколько в нем хранилось старинных вещей. А сколько ко мне выходцев из деревни приезжало. Заходили, прижимались к своим рушникам, шинелям и плакали. Кому мой дом помешал? У меня ведь последователь нашелся. Стал, глядя на меня, строится, так и его сожгли. Но он, как и я, упертый оказался, тоже заново построился. Сейчас здесь четыре дома - мой, Ильхама и двух братьев Богатовых. После пожара ко мне и глава приезжал - Зуфар Галимуллович, спрашивал, чем мне помочь. А чем поможешь. Что сгорело, не вернешь, а сгорела память о прошлом. Я страховку получил и начал строится. - А как вы обходитесь без газа, электричества? - Готовлю на огне, для молока держу коз, раньше кур держал, но лиса всех перетаскала. Ставлю капканы. Дичь попадается, мясо есть всегда. Без телевизора жить спокойнее, я без него не скучаю. Вот когда у меня дом сожгли, то вместе с домом сгорели ульи. Без пчел плохо, с ними столько забот, что и скучать-то некогда. Если у кого есть старые ульи, ненужные, я бы взял, подремонтировал и в дело пустил. -А у деревни сохранилось кладбище? - Кладбище было вон там на горе, - показал он на взгорок, за который садилось солнце. - Там сейчас четыре ухоженные могилки. Я троим сельчанам поставил кресты - Филипову, Панову и Чертаневу, А вот Косенкову мы с его внуком крест ставили. Помню свою учительницу Туганову. Ее сын в районной газете работал - Николай Туганов. Потом он в Нижнекамск уехал. А из местных Радика Сагдеева их Больших Буртас добрым словом всегда вспоминаю. Не смотри, что религии разные, очень хороший человек, молодой, а тоже, как и я, своей родине преданный. Над летней кухней дощечки с аккуратно вырезанными буквами «РОДИНА!» - Это сын своего друга попросил. У того производство дверей, вот он мне и вырезал красиво буковки. А я вот от родника воду провел, если надо наливайте, вода здесь мягкая вкусная. Деревья сажаю - елочки, дубки. Здесь, конечно и так красиво, но хочется, что бы еще краше стала моя Родина. Все мы куда-то спешим, заработать хотим, что- то увидеть, что-то купить. А вот попадешь в такое место и задумаешься - для чего нам жизнь дана. Может быть, просто жить вот так, как Николай Иванович, и наслаждаться жизнью. Родину свою любить и делать ее краше. Светлана Загидуллина.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: